Новости Вернуться к списку новостей
16.05.2017 |

Майя Баранова: «Тренинги, организованные фондом Рината Ахметова, стали для нас «палочкой-выручалочкой»

Поделитесь этой новостью

Представляете ситуацию, когда вы принимаете в свою семью ребенка, а он через три дня сжигает в доме целый этаж? А вам нужно полюбить этого ребенка. Майя Баранова, мама-воспитатель, поделилась с порталом «Сиротству – нет!» необычной историей создания своего детского дома семейного типа.

Майя Баранова: «Тренинги, организованные фондом Рината Ахметова, стали для нас «палочкой-выручалочкой»
ФОТОГАЛЕРЕЯ 3 фото

Это случилось девять лет назад, когда Майя Анатольевна и Аркадий Владимирович думали совсем не о создании приемной семьи или детского дома семейного типа, а молились о том, чтобы Майя Анатольевна выздоровела.

– Первый приемный ребенок появился у нас в семье вместе с мамой, – рассказывает мама-воспитатель детского дома семейного типа Майя Баранова. – Это был 10-летний сын женщины, с которой я лечилась в медучреждении для… безнадежных. Мальчик каждый вечер приносил маме памперс и булочку из столовой санатория, куда его поместили на время лечения его мамы. Булочку, которую ему давали в санатории, он не ел – берег для мамы. А чтобы купить маме памперс, мальчик собирал и сдавал стеклотару. Мой диагноз, к счастью, не подтвердился. Выписавшись, я купила упаковку памперсов, продукты и отправилась к ним домой. Женщину тоже выписали, но, увы, ее диагноз подтвердился – моя бывшая соседка по палате была безнадежна.

Придя навестить бывшую соседку по палате, Майя Анатольевна обнаружила, что она с сыном совсем одна. Родни у них нет. Барановы приняли решение забрать женщину вместе с ее сыном к себе домой. Сестра и дочь Майи Анатольевны – медики, поэтому выходили женщину, которую они перевезли к себе домой в бессознательном состоянии. Подопечная пришла в себя и прожила с ними еще два года, хотя так и не встала с постели. Она была так слаба, что самостоятельно не могла даже кушать.

После ее смерти супруги решили оформить опеку над осиротевшим мальчиком. Когда стали собирать документы, в службе по делам детей им предложили создать приемную семью. «Мальчику вы не родня, поэтому такую форму семейного воспитания, как приемная семья, будет оформить легче, а заодно возьмете в семью и девочку 15 лет, оставшуюся без родительской опеки. Она вскоре в училище уйдет, поэтому поживет у вас не более полугода», – заверили в службе по делам детей.

– И когда мы забирали эту девочку из центра психологической реабилитации, она уговорила нас взять в свою семью и ее подружку, затем в службе нас попросили взять и еще одного мальчика, так у нас оказалось сразу четверо приемных детей, – вспоминает Майя Баранова. – Увидев, какие способные дети мне достались, я стала заниматься с ними. И вся эта троица с отличием окончила школу. Девочки уже поступили в Национальный медицинский университет имени А.А. Богомольца в Киеве. А мальчик обучается экономической кибернетике в университете в Днепре.

Как только Барановы перебрались в свой загородный дом, где, конечно, было просторней, чем в квартире, количество приемных детей в их семье выросло.

«Какой у вас дом большой! Вы могли бы взять еще детей», – предложили им специалисты районной службы по делам детей, навестившие Барановых.

– Так мы стали детским домом семейного типа с девятью воспитанниками, – рассказывает Майя Баранова. – И эта цифра долго сохранялась, не смотря на то, что старшие становились самостоятельными и уходили, а мы снова принимали новеньких младших. А трое из наших воспитанников через пять лет жизни с нами вернулись в свою биологическую семью. После того, как мы их подлечили, их дядя решился взять над ними опеку.

Когда Барановы приняли этих детей в свой детский дом семейного типа, старшей девочке было 12 лет, а ее братьям – 9 и 6. Сейчас девочке 17, она уже обучается в техникуме, а мальчикам – 14 и 11.

– Они ушли от нас к родному дяде в этом году. Мне было нелегко расставаться с этими тремя детьми, хотя, когда они пришли к нам, нелегко было справляться с ними, с детьми матери, которая была лишена родительских прав. Дети не получили в родной семье должного воспитания, – призналась Майя Анатольевна. – Когда они жили у нас, мы не возражали против того, чтобы они навещали свою маму, помогали ей. И, возможно, это помогло ей вернуться к нормальной жизни, реабилитироваться, найти работу, начать заботиться о судьбе своих детей. Их мама, кстати, – ровесница моей старшей дочери. Ее судьба мне тоже была не безразлична.

Дети теперь живут, можно сказать, рядом со своей мамой: ее квартира в том же доме, что и дяди, который взял детей под опеку. На сегодня в детском доме семейного типа Барановых семеро детей. Одна из воспитанниц имеет инвалидность.

– Девочке сегодня уже 15 лет, она плохо ходит, потому что у нее – искривление позвоночника и не сформированы тазобедренные суставы – их нет совсем. Сделать операцию не смогли. Когда мы брали к себе этого ребенка, мне пообещали, что благотворительные фонды помогут нам с операцией, но в Германии, где согласились проделать эту операцию, клиника выставила нам счет в 160 тысяч евро за ряд операций и двухлетний период реабилитации. Ни один фонд такую сумму не потянул.

– Одна девочка будет врачом-ветеринаром, другая – воспитателем детского сада. А мальчики, которые сейчас обучаются в ПТУ, пришли к нам уже подростками, их база знаний была очень слаба, поэтому они, сдавая внешнее независимое оценивание, не набрали достаточного количества баллов для того, чтобы поступить в вузы, – рассказывает Майя Анатольевна. – Но это замечательные работящие парни. Моя четверка на выпускном вечере в школе была самой красивой – мы с мужем не пожалели средств на то, чтобы дети запомнили свой школьный выпускной! – не без гордости вспоминает мама-воспитатель.

Однако, по словам мой собеседницы, в краткий рассказ о том, какими пришли в дом Барановых воспитанники и какими стали, безусловно, не уместится огромный труд родителей-воспитателей, о котором можно написать «Педагогическую поэму».

– «Легких» детей у нас не было. Но за год-два все принятые становились нам родными и воспитанными молодыми людьми, получающими профессии, знающими цену деньгам. Для этого мы приучали их к труду по своей методике: хочешь себе планшет – заработай половину средств на него, а половину мы добавим. Я договаривалась с руководителем сельхозпредприятия, которое у нас поблизости, о том, чтобы он принимал их на работу – на коровник, в сад, на поле. Он давал им посильную работу, а платили за нее на самом деле мы. Зимой дети убирали снег. Затем к заработанным средствам мы добавляли воспитаннику еще половину. Так каждый ребенок и осознавал необходимость добывать средства на то, что ему хочется иметь.

Собеседница призналась, что не со всеми детьми все получалось. Двое новых мальчиков 14 лет добровольно покинули детский дом семейного типа Барановых.

– Мальчишки-«новоселы» не ужились со «старожилами», – считает Майя Анатольевна. – Они обижались, когда те указывали им на необходимость соблюдать правила, установленные в этом доме. Новенькие не могли понять, почему нельзя не убирать за собой, почему нельзя гулять до утра, почему нельзя смотреть фильмы со сценами насилия и играть на компьютере в игры, где, чтобы дойти до финиша, нужно «убить» всех. А главное – они искренне не понимали, почему их ни за что не бьют. Ведь они привыкли к этому в своей прежней жизни. Они так и говорили: «Так не бывает, так быть не может, все должно быть «правильно». И они так и не смогли у нас «прижиться», понять, что мы относимся к ним искренне. Они ушли, поблагодарив нас, но признавшись: «Мы так не можем».

А во всех остальных случаях, считает Майя Анатольевна, помогали адаптировать воспитанников в семье знания, полученные на тренингах.

– Тренинги, организованные Фондом Рината Ахметова в рамках программы «Сиротству – нет!», стали для нас палочкой-выручалочкой! – отметила собеседница. – Там мы обсуждали то, о чем ты стесняешься поделиться с кем бы то ни было! И твою ситуацию разбирают, обсуждают, подсказывая выход, делясь опытом. И ты сразу понимаешь, что ты – не один, что твоя ситуация – не так уж оригинальна, что через это прошли многие, что почти у всех приемные дети что-то крали, ленились учиться и врали. Мы узнали, что некоторые приемные родители уже проходили ту ситуацию, когда ребенок, который только что пришел в твою семью, испытывает тебя на прочность. Например, у нас один приемный мальчик сжег в доме целый этаж. И, конечно, нам хотелось его «пришибить», а нам нужно было полюбить его. Я в таком случае даю свой «фирменный» совет: чем сильнее вы разозлились на этого ребенка, тем больше должно быть расстояние между вами, чтобы ребенок не видел выражения вашего лица в этот момент и не услышал того, что может случайно вырваться из ваших уст.

Познакомившись с другими участниками тренингов, супруги Барановы поняли, что не только у них уже полный двор подобранных котиков, которых приносят дети. И судьбу пушистых найденышей вам придется «устраивать» точно так же, как судьбу вверенных вам детей. А самих детей в доме почти ежедневно будет минимум вдвое больше, как только они пойдут в школу: к ним станут приходить их одноклассники и друзья по двору, по спортивной секции и музыкальной школе. Барановы услышали, что не только у них в доме давно нет ни одного еще не ремонтированного стула, крана и мебели, а полы нужно заасфальтировать… Услышали о том, что ребенок, поживший в ненормальной семье, побывавший в интернате или приюте, может стать отличным врачом, продвинутым ученым, но… приходя в дом, который заменил ему отчий дом, он по привычке обязательно продавит кнопочку на пульте от телевизора, открутит пуговичку на обивке кресла…

– Когда к нам в гости приходит наш «первенец», которому уже 20 лет, он обязательно оторвет какую-нибудь пуговку с обивки, – улыбается Майя Анатольевна. – Ребенок, а для меня он – ребенок, и сам не знает, зачем это делает. Он замечает это только тогда, когда пуговичка уже у него в руках. И он понимает, что обратно ее можно только лишь пришить. Вот почему мы старались, чтобы дети сами заработали себе на какую-то вещь, чтобы понимали, что все, чем они пользуются, чего-то стоит. И мы, родители, должны понимать, что что-то удастся скорректировать в этом ребенке, а что-то – никогда. Это нужно понять, принять и научиться радоваться тому, что вам удалось.

Кстати, в семье Барановых есть еще масса «фирменных рецептов» для того, чтобы дать почувствовать себя каждому обитателю их дома частью единой семьи. Например, новогодние театральные постановки: дети ставят спектакли в подарок родителям. Родители никогда заранее не знают о сюжете – это сюрприз. А в ответ родители готовят праздничный ужин. Вечер заканчивается фейерверком. А после того, как декорации убирают, иногда нужно где-то штукатурить или дыру ковриком прикрыть. Но это же ни в какое сравнение не идет с тем праздником, который запоминается на долгие годы!

ИСТОЧНИК

Вернуться к списку новостей
Контакты
Информационные линии:
(044) 502 52 14
Киев
(062) 343 45 95
Донецк
Другая контактная информация