Новости Вернуться к списку новостей
18.02.2017 |

Мечтала стать учителем, а стала мамой-воспитателем детского дома семейного типа

Поделитесь этой новостью

Вынужденные переселенцы из Луганска Анна и Владимир Горячкины – родители двенадцати детей. Четверо из них – кровные, остальные - как говорят супруги, «рожденные сердцем». Трое старших детей Горячкиных уже встали на ноги, добились успехов на профессиональном поприще: Дима – программист, Максим – музыкант, Наташа – переводчик и фотограф. Выросли и стали самостоятельными и двое первых «рожденных сердцем» – Яна и Эдик. Вместе с родителями сегодня остаются только лишь младшая из «старших» – Евгения, она еще студентка, и шестеро тех, для которых они стали мамой и папой: Диана, Егор, Лера, Юля, Гена и Дима. Детский дом семейного типа Горячкиных был зарегистрирован совсем незадолго до войны, 16 сентября 2013 года. Супруги, ныне проживающие в Мукачево, согласились поделиться своей историей жизни и секретами воспитания детей с порталом «Сиротству – нет!».

Мечтала стать учителем, а стала мамой-воспитателем детского дома семейного типа
ФОТОГАЛЕРЕЯ 1 фото

Анна – сама из многодетной семьи, однако так сложилось, что ее и ее троих братьев воспитала их бабушка. Бабушка Анны умерла пять лет назад, выполнив свою миссию, как считает сама Анна, на все 150%. Мама Анны сейчас живет в большой семье своей дочери, но в детстве ее не было рядом, и Ане ее остро не хватало. Возможно, по этой причине в детстве Анна хотела стать педагогом, а ее любимым фильмом была картина «Хозяйка детского дома» с актрисой Натальей Гундаревой в главной роли.

Наверное, этот фильм любят все, кому сегодня «слегка за пятьдесят» и кому в детстве не доставало материнского тепла. Сердца зрителей согревала мысль о том, что у оставленного в детдоме ребенка в конце концов появляется женщина, заменившая ему мать. А затем и его собственная мама все же вспоминает, что у нее есть сын. И настает тот день, когда обе мамы – и биологическая, и настоящая – вступают в битву за место в сердце этого уже взрослого мужчины, который для них обоих – единственный сын.

Но повзрослев и став мамой-воспитателем детского дома семейного типа, Анна убедилась, что такие истории в реальности единичны. Мамы, бросившие своих детей, вспоминают о них очень редко.

«Потайная дверка»

Первых двух детей Горячкины приняли в свою семью 15 лет назад. 13-летняя Яна с семилетним братишкой Эдиком побирались на улице с «классическими» сиротскими торбочками за плечами. Аня пригласила их в свой дом, накормила и обогрела. Одного беглого взгляда мамы большого семейства было достаточно, чтобы понять, что дети фактически живут на улице и скрывают правду о своих родителях. Обычно, побираясь, дети говорят, что мама лежит в больнице, а они собирают ей на операцию.

– Это такая «потайная дверка», которую неприкаянные дети держат открытой, чтобы можно было спрятаться в родном доме, где тебя не ждут, но и не выгоняют, – рассуждает собеседница. – В конце концов мы выяснили, где живет мать детей и что она – многодетная, но дети ей абсолютно не нужны.

Выяснили Горячкины и то, что на Яну документы были, но они утеряны – нужно восстановить, а вот у Эдика их не было совсем – будто и нет такого человечка в природе.

– Мы с мужем молились о том, чтобы Бог привел к нам в дом сирот, и Он привел. Поэтому мы нашли выход из этого замкнутого круга, когда под рукой нет ни единой «бумажки», с которой можно было бы «начать», – говорит Анна. – Сестра помнила, где находится роддом, в котором ее братик появился на свет. С него мы и начали. Там нам дали справку о том, что этот мальчик на свете есть: он родился семь лет назад. Прежде чем мы узаконили установление опеки над этими детьми, став получать «аж» по 20 гривен на каждого, прошло полтора года…

Детей, которых сам Господь привел в дом Володи и Ани в 2002 году, официально взять в семью им удалось лишь в 2004-м…

Решение оставить Яну и Эдика в своей семье Горячкины принимали на семейном совете. Все были «за». Стоит отметить, что каждый выполнил взятые на себя обязательства. Семья стала командой. Старшие дети – старшеклассники Максим, Дима и Наташа – помогали новоселам в учебе кто чем мог: Макс – с историей, Дима – с точными науками, семиклассница Наташа – с языками, младшая Женька пошла вместе с Эдиком в первый класс и стала другом, с которым всегда можно поговорить и поиграть.

Теперь Яна уже сама мама двоих детей, старшей ее дочери семь лет, самостоятельным стал и Эдик.

А следующий ребенок, Геночка, в семье появился лишь спустя шесть лет – в 2008 году. В 2011-м в дом Горячкиных пришли две сестрички и братик – Диана, Егор и Юля, и уже в сентябре 2013-го – Лера и Димочка. Тогда Аня и Володя еще не знали, что буквально через полгода им с семьей придется бежать в неизвестность…

– Дети «рожденные сердцем» – большая радость. Но у каждого из них есть эта «потайная дверка», за которой живут проблемы и страхи из их прошлой жизни. Знаете, это ведь очень больно, когда ребенок кричит тебе в глаза: «Я тебя ненавижу!». Но… если этот ребенок жил в твоей семье не с самого рождения, то не стоит спешить с реакцией. Нужно задуматься вот о чем: «А тебе ли этот ребенок адресует такие слова?». Когда наша Диана кричит такое, я спрашиваю ее: «Дианочка, ты ведь сейчас не мне это сказала, правда?», и девочка тихо отвечает: «Нет, мамочка...». Потом мы вместе обнимаемся и плачем...

Диане сейчас 15, а когда девочка пришла в семью, ей было 9 лет, ее биологическая мама воспринимала Диану только лишь как няньку для своих младших детей. Если с младшими мама еще панькалась, то старшей доставались лишь упреки за то, что девочка, фактически заменявшая своим младшим брату и сестричке маму, сделала что-то не так. А ведь Диане, и правда, доставалась взрослая работа: топить печь, для которой еще нужно было найти дрова, искать еду. Увы, мама хоть и сюсюкала с Егорушкой и Юлечкой, хорошенькой, как куколка, но кормила их старшая сестра… вареными картофельными очистками – тем, что смогла добыть. Время и деньги у мамы этих детей уходили на спиртное. Бабушка тоже не проявляла интереса к внукам.

– Когда у Дианы вырывается такая фраза, я понимаю, что это – боль, не зажившие раны… И эти слова обращены не ко мне, – резюмирует собеседница.

«Потайная дверка» открылась и у Гены, притом сразу же при его появлении в жизни Владимира и Анны Горячкиных. И что там за ней таилось, не знает даже он сам, потому что он попал в дом к новым маме и папе еще очень маленьким. Причины каких-то поведенческих реакций малыша были неизвестны, но последствия были налицо. Например, Генчик очень боялся мужчин, поэтому Володе приходилось при приближении к нему издалека приветливо махать рукой, улыбаться и долгое время терпеливо ожидать, пока у ребенка этот страх пройдет и малыш позволит ему приблизиться.

– Генчик боялся машин, всю поездку из областного тубдиспансера, откуда мы его забирали (он находился там, потому что контактировал со своей мамой, умершей от туберкулеза), мальчик ревел, как паровая сирена. А еще ребенок панически боялся воды, – вспоминает Анна.

Для того, чтобы приучить его к купанию, Ане пришлось придумать игру. Налив в таз воды, она опускала туда игрушки, и они вместе с Геной купали их. Затем мама сама опускала ноги в тазик, а Генчика приглашала сесть ей на ноги, прямо в одежде. Постепенно мальчик начал купаться с удовольствием. Боялся только, когда вода лилась ему на голову. Но и здесь игра помогала. Страх более-менее прошел только лишь после поездки на море, где папа научил сыночка нырять. После этого, когда нужно было купаться, Аня зазывала его в ванную, как на море: «Ну что, нырнем?!».

«Мама, это сказка обо мне?»

Генчика Горячкины усыновили. И не смотря на то, что ему тогда не было еще и двух лет и он мог бы об этом и не знать, мальчик об этом знает.

Родители решили, что ребенок должен знать о себе правду. Правду о том, что его никто не бросил. Его молодая мама, как мы уже упоминали, умерла от туберкулеза. А прадедушка и прабабушка ребенка, понимая, что могут не успеть поднять правнука, обратились к Володе и Ане с просьбой взять осиротевшего Гену в свою семью. Эту семью в округе все знали как людей, которые любят детей и умеют о них заботиться. Одновременно старики обратились и в службу по делам детей с просьбой передать на воспитание Геночку именно Горячкиным. Не описывая суету по оформлению документов, скажем, что все в конце концов удалось: Гена остался в семье, и через год его усыновили.

– Гена – наш ребенок, в полном смысле этого слова, однако он знает, что рожден другой мамой, – говорит Анна. – Рассказать ему об этом мы хотели сами, чтобы он не получил эту информацию в искаженном виде от «доброжелателей», да и его прабабушка с прадедушкой просили нас об этом: «Пока мы еще живы, давайте все вместе съездим на могилку к нашей внучке. Пусть ребенок знает, что у него была мама. Пусть увидит ее фотографию, какая она была».

Горячкины с таким шагом были вполне согласны, но Анна все никак не могла решиться. Мальчику на тот момент не было еще и пяти лет. Что ему сказать? Время шло, а слова так и не находились. В оговоренный день мама, папа и Генчик уже сели в машину, отступать было некуда, и времени было мало. И… нужные слова пришли сами собой.

Анна стала рассказывать сыночку сказку о том, как жил-был на свете маленький мальчик, и была у него прекрасная мама, которая его очень любила. Часто брала его на ручки, обнимала, целовала… Но однажды Бог решил, что мама мальчика нужна Ему и забрал ее к себе на Небеса. А чтобы маленький мальчик не оставался в этом мире один, он послал ему новых маму и папу, которые тоже очень полюбили Геночку.

– Рассказывая малышу эту сказку, я, конечно, не могла сдержать слез. Я дала героям сказки наши имена, и Генчик все понял, – вспоминает Анна. – Он, заглядывая мне в глаза и вытирая мои (!) слезы, спросил: «Мама, это сказка обо мне и о тебе?». Я призналась, что это так и сказала, что сегодня он впервые увидит, какой красивой была его мама. На могилке была ее фотография, то есть первый шаг к пониманию того, кто он в этом мире и откуда он, Генчик в тот день сделал. Хотя буквально уже через день он спрашивал у меня, как он вел себя, когда… был у меня в животике! Так уж устроена психика ребенка. Ему необходимо чувствовать себя защищенным уже сейчас.

«Мужчины строят дома, а мы, женщины, вьем в них гнезда»

Потом был переезд. Конечно, вынужденный. Родной дом, площадью в 260 квадратов, выстроенный своими руками, просто так не бросают…

– Побросав в наш маленький бусик некоторые вещи, посадив в него же нашу главную ценность – детей, мы уехали в ночь на 25 марта 2014 года... Было страшно, но мы верили, что Бог не оставит нас, – вспоминает Анна. – Активное участие в поисках жилья для нас приняла благотворительная организация «Украина без сирот». Именно она нашла нам первое пристанище. Нас приютили в Черкасской области в благотворительном центре. Было сложно.

Семье не хватало буквально всего: посуды, обуви, вещей, продуктов, стиральной машины… Семья перестала получать выплаты на детей, потому что перестало работать казначейство в Луганске… Но главное – на Анну навалилась тоска по дому...

– Просыпаясь по ночам, я мысленно ходила по родному дому, – рассказывает Анна. – Казалось, что у меня не было сил не просто что-то делать, не было сил жить... Слава Богу, рядом был муж. Он взял на себя заботу о детях, готовку, стирку... Постепенно ко мне вернулись силы – и я смогла полноценно занять свое место в семье. Наши мужчины строят дома, а мы, женщины, вьем в них гнезда.

В августе Горячкины вывезли из-под обстрелов Анину 78-летнюю маму, а также прадедушку и прабабушку усыновленного Геночки. 13 человек на новом месте! В этом году семья перебралась в Мукачево, где у Горячкиных появилась надежда на постоянное жилье.

– Дети сложно привыкают в новом обществе. Новые школьные коллективы, новое окружение, новые языковые трудности, – рассказывает Анна. Все свои страхи и надежды мои дети рисуют. Чаще всего рисуют свою мечту – дом. А потом подробно объясняют, где будет чья комната, где игровая, столовая… Даже сейчас, когда, вроде, и дом есть… Скорее всего, это уже подсознательные страхи, но мы это уже знаем, мы это уже проходили. Любовь поможет нам перенести все невзгоды.

ИСТОЧНИК

Вернуться к списку новостей
Контакты
Информационные линии:
+38 044 502 52 14
Другая контактная информация